Обескураживающие цветы Веры Хайрутдиновой

    Нодзоми     3 404

В Москве в новом номере журнала «Nstyle», который относится к разряду «интеллектуального глянца», опубликована статья о нашей землячке – художнице и дизайнере Вере Хайрутдиновой. Автор статьи – председатель направления «Мода и стиль» Творческого Союза художников России, искусствовед Екатерина Болотова. 

 

Вера – известная художница и дизайнер, с выставками по всему миру, от Гонконга до Нью-Йорка и Лондона. В Москве она тоже выставляется, но чаще просто работает в собственной галерее-мастерской, куда она меня и пригласила. Вера закончила кучу учебных заведений, от МАрхИ до Лондонской академии искусств, в кабинете над парчовым диваном вся стена увешана всевозможными наградами, дипломами, благодарностями и сертификатами. Она их нечасто показывает – это скорее для веса, чем для души. А в душе у нее вот уже несколько лет совершенно воздушный «цветочный» период. Это значит, что по всей Москве живут, родившись у нее в мастерской, фантастической красоты и обескураживающей честности полотна. Маки, лилии, пионы, розы, тюльпаны, магнолия, подсолнухи, сирень и диковинные яркие формы, вырастающие следами ее нежной души на гладком холсте. Уверенно могу заявить - чтобы писать такое великолепие, нужно быть очень тонким и проницательным человеком.


- Ты стала известна именно своими смелыми гигантскими цветами. Тебя часто сравнивают с известной американской художницей-авангардисткой Джорджией О’Киф. Но твои вещи гораздо смелее и провокационнее. Почему именно цветы?

 

- Я эту художницу обожаю, у меня даже есть несколько работ по ее мотивам. Я давно экспериментирую с цветом и реалистичностью изображения, и мне нравится максимально четко, как под микроскопом, прописывать детали. Вот посмотри на мои акварели. Это восточный натюрморт, виноградины, кинжал, бархат, все выписано до мельчайших деталей. Даже съесть хочется. Я его несколько раз копировала – женский и мужской сделала, с женскими и мужскими деталями. Все скрупулезно вырисовывала, пока сама не захотела протянуть руку и взять персик оттуда. В этом вся я - люблю вот так с максимальной точностью передавать фактуры, чтобы потрогать захотелось.
А цветы как-то сами пришли, изнутри. Захотелось такой безусловной красоты, ярких пятен, чистоты, свежести.


– У тебя вообще все работы очень светлые и яркие. Вот, например, этот пейзаж золотистый с коровами и лазурным небом на оранжевом поле. Это доцветочный период?


- Как раз этот пейзаж я писала, когда мне было совсем плохо. В жизни черная полоса, ничего не радует, и все рушится с грохотом, мусором и дурно пахнет. (Смеется.) У меня его много раз пытались купить, но он не продается – это моя отправная точка, момент откровения, когда я стала сама себе писать реальность. Я верю в то, что человек сам создает себе мир, в котором живет.
Отношение к жизни и к возникающим ситуациям, особенно трудным, как мне кажется, сразу показывает настоящее «я». Всегда нужно стараться, как бы ни было тяжело, найти в себе свет и по возможности окружить себя им. Тогда он будет тебя защищать и давать силы.


– Твои полотна с огромными цветами вызывают неоднозначные эмоции, особенно у мужчин. Многие видят их провокационными, если не сказать больше. А некоторые работы даже считают неприличными. Ты специально вводишь публику в замешательство и смущение?
– Я изначально не придавала значения никаким ассоциациям, писала как нравится и все. Однажды ко мне в гости зашел приятель-галерист и, увидев мой «Розовый пион», неожиданно открыл мне глаза на, скажем так, несколько иной ракурс. Это получилось совершенно случайно. Я, кстати, до сих пор считаю, что каждый видит то, что хочет увидеть. Поэтому спорить бесполезно. Вот, например, «Сотворение» – там совершенно нет ни единого намека на какую-либо двусмысленность, но опять же находятся люди, усматривающие такие вещи, что даже не знаю, как сказать… Я заметила один интересный момент - женщины, которые читают в моих работах что-то неприличное и неприемлемое в плане цензуры, в обычной жизни чаще всего довольно раскрепощены и раскованны в вопросах смежного характера.

 

(Смеется.) А более сдержанные натуры, наоборот, совершенно ничего скабрезного не улавливают. Мужчинам чаще всего и в голову не приходит смотреть на мои творения с точки зрения цензуры. Но, если намекнуть, там, где это действительно уместно, немедленно смущаются и от этого еще больше интересуются. Это все-таки скорее вопрос ассоциаций, степени открытости.
Я большое внимание уделяю эмоциям, которые работа вызывает в целом. Хотя, конечно, в последнее время могу и «пошалить» специально. Женщина, как и мужчина, – тоже создание природы, благоуханный цветок, разве нет?


– Наверное, поэтому твои работы очень любят автомобильные салоны типа Bentley и Porsche.
– (Смеется.) Ну, знаешь, это же роскошные, красивые машины, дизайнерские, можно сказать. Это тоже искусство, только иное, в какой-то степени изобразительно-техногенное, новейшие технологии. Но и здесь сплошной труд художника. В шоу-рум Bentley, например, в январе привезли небольшое количество работ Энди Уорхола, приятно, что я тоже имею к этому отношение. Здорово, когда красота служит красоте, остальное - следствие.


– Мне рассказали по секрету, что некоторые твои холсты обладают мистической силой, ты их как-то специальным образом пишешь…
– Это не то чтобы тайна, но я стараюсь сильно не распространяться на этот счет. Просто, когда я пишу, как и любой художник, участвую в зарождении новой жизни. Ты делаешь работу и вкладываешь в это определенный смысл, который потом выстреливает в определенных плоскостях в зависимости от того, что ты имеешь в виду. У меня иногда получается вкладывать в цветы абсолютно конкретный и определенный посыл, а именно возникновение новой человеческой жизни в прямом смысле этого слова.
Это прежде всего мое намерение и личные ассоциации. Проще говоря, я формирую максимально точный запрос в космос. (Смеется.) В некоторых женских цветах, назовем их так, я действительно слегка шаманю. Помогаю, так сказать, будущим обладателям специальных картин поговорить с мирозданием через мои полотна. Это абсолютно женская тема, которая связана с женской энергией, с женской реализацией, с рождением ребенка.

- У тебя есть мечта, которую ты хотела бы воплотить?


- Мне бы очень хотелось сделать совместную выставку моих работ и работ Джорджии О’Киф. Пока мне некогда этим заниматься, но как только удастся сконцентрироваться на своей мечте, думаю, все получится.

 

 

 

 

 

Комментарии

  • КАТРИН • 05-04-2017, 22:35
    Гай богат талантами!
  • Серёга Сидоров • 05-04-2017, 16:36
    Коровы восхитительны - браво, Вера. Цветы - на любителя.
Телефон редакции
8-922-626-05-00
Яндекс.Метрика