Как крепчал кислород ч.1

    В ГАЕ .RU     2 439

Предисловие.


Эти записки сделаны мной на основе воспоминаний, свидетельств реальных участников описываемых событий, истории небольшого, но столь важного производственного участка по выработке газообразного кислорода при Ремонтно-Механическом Заводе Гайского Горно-Обогатительного комбината.


С выпуском «газа жизни» были связаны судьбы не одного десятка людей, работников станции, в разные периоды её истории, которая начала отсчет времени на четвертый год после высадки первостроителей ГОКа и города Гая, в 1963 году.


Ничего героического в истории станции, конечно, нет, однако, при отсутствии героики трудовых буден, заслуга тех людей, что начинали, развивали производство, ничуть не умоляется. В том, что спустя 37 лет, станция продолжает надёжно выполнять своё предназначение, несомненно, заслуга первооткрывателей кислородной реки, в которой за прошедшие годы протекло с огромной пользой для ГОКа и Гайчан, не много не мало, а около 12 954 800 литров жидкого кислорода, или 1 620 600 баллонов животворного газа.


Отдавая дань глубокого уважения всем, кто плодотворно трудился на станции в прошлые годы и тем, кто надёжно стоит вахту в настоящее время, я попытаюсь рассказать тебе, мой дорогой читатель, историю коллектива и производственного участка, созданного этим коллективом.


Расскажу о надёжных рабочих, о руководителях, проблемах и достижениях на их трудовом пути. Мой рассказ не коснётся тех людей, которые кратковременно мелькали на станции, не успевая оставлять после себя ни доброй, ни злой памяти. Обойду подробностями, пожалуй, и тех, кто хоть работал на станции долго, но не оставил после себя добрых воспоминаний. И так, уважаемый читатель, поехали?


В. Кольцов 2001 год.

Ода кислороду.


Каждому, мало-мальски грамотному человеку, со школьной скамьи известно, что в атмосфере окружающей нас, кислород занимает 22% объёмной доли, 60% это азот, а остальное, букет из 20 газов, на который приходится оставшиеся 18%.


Крещеный «газом жизни» кислород, правит бал во флоре и фауне, на земле и в воде. Человек, разогнавший телегу Прогресса, перестал довольствоваться кислородом, растворённым в воздухе 300 лет назад. Главный окислитель на планете Земля широко используется для технических целей, для ещё большего ускорения Прогресса. Философы высказывают предположение, что Господин Прогресс в той форме, которую он принял в настоящее время, ведёт Человечество к его концу.


Однако это произойдёт не скоро, и озоновые дыры пока располагаются над мало заселёнными или совсем не заселёнными районами Земли. Очевидно, что кислород, как и другие подарки Всевышнего Человечеству, нуждается в рациональном, бережном расходовании, чтобы не пришлось нашим потомкам пополнять недостающие %% кислорода в воздухе из других, трудно доступных источников.


Смею предположить, что нам, производителям кислорода безработица в ближайшие 1000 лет не грозит, откуда его взять есть, куда сбыть тоже.


Очень хотелось бы, чтобы нам, как можно дольше не пришлось фасовать сжатый кислород в индивидуальные баллончики для реализации населению, как реализуют сейчас в магазинах чистую воду... Пусть воздух остаётся чистым, а содержание в нём О2 не опускается ниже 22%.
А теперь, пожалуй, можно отправиться в начало 60х!

 

Предтече.

 

Старожилы и первостроители Гая и комбината помнят первые годы начала строительства, когда степь огласилась звонкими весёлыми голосами молодых строителей.


Строительные организации Орска, Новотроицка и других городов области, развернули бурную деятельность на новостройках, копались котлованы, заливались крепкие фундаменты, росли стены цехов. Всё, что было нужно для строительства привозилось самим строителями, в том числе и кислород поставлялся на стройку в необходимых количествах.


К 1962 году, наряду с постоянно расширявшимся строительством объектов комбината и города, начались эксплуатационные работы в системе комбината, велись вскрышные работы на карьере, ЦГВТ начал эксплуатацию горного транспорта. Эксплуатируемая в жёстких условиях техника запросила ремонта. Потребности кислорода на ремонт возрастали из месяца в месяц, кислорода требовалось всё больше и больше, строители в снабжении газом стали отказывать.


В апреле 1962 года директор комбината поручил начальнику складского хозяйства Салдаеву Михаилу Георгиевич организовать доставку кислорода своими силами с близ лежащих городов: Орска, Новотроицка, Медногорска.


Складскому хозяйству специально для перевозки кислорода были выделены два больших вездехода ЗИЛ 157. Оборудовали их специальными кассетами, брезентовыми пологами, запаслись толстыми верёвками на прокладки. Пока готовили технику, снабженцы договорились (не без помощи обкома КПСС) с несколькими большими предприятиями Орска, имевшими свои кислородные станции, о продаже кислорода новорождённому ГОКу. Одним из первых поставщиков кислорода стал ЮУМЗ.


Но снабжать кислородом в необходимых для ГОКа количествах ЮУМЗ не имел возможности, по этой причине в число поставщиков газа вошли ещё з-д Чкалова, ОЗМК, Никель комбинат, ЗЖБИ ЮУТС.


В начале мая, из числа работников складского хозяйства нашли грузчиков, ими стали четверо сравнительно молодых, крепких ребят, братья Нигматзяновы Равиль и Роман, Лучинин Иван и Порохов Геннадий. Всем было в те времена от 22 до 30 лет.

 

У истока.


Первая поездка за кислородом состоялась 15 мая 1962 года, первые 70 баллонов вывозили из г. Орска, с ЮУМЗа. Гайчан на заводе ждали, кислород был уже закачан, быстро загрузили обе машины и в обед выехали в обратный путь. В середине пути начался сильный дождь, дорогу в считанные минуты развезло (тогда была только просёлочная дорога) так, что даже вездеходы с трудом преодолевали раскисший просёлок, где можно съезжали на ковыль, и ехали по степи. До Гая добрались уже вечером, порядком уставшие и голодные.


С того памятного дня потянулись трудовые будни и в течение ещё двух лет, зимой и летом, возили кислород двумя машинами, по одной ходке в день. Как вспоминает Равиль Рахимович Нигматзянов, команда грузчиков довольно быстро приспособилась к тяжёлой работе, наловчились, с пола загружали 68 килограммовые баллоны на самый верх машины. В те времена в цехах, где уже кислород был нужен ежедневно, оборудованных будок не было, баллоны в основном грузили с пола и разгружали на пол.


Парк баллонов в начале насчитывал около 350 штук, каждый баллон был мечен ГОКовским штампом, обезлички баллонов не было. Не всякий раз получалось грузчикам вернуться с кислородом. Бывало, что приезжали на станцию, а там поломка, ехали по кругу, по всем станциям клянчили, упрашивали выручить, заполнить хоть десяток баллонов, иногда получалось, но в основном ехали обратно впустую.


Уже в начале 1963 года нехватка кислорода на объектах строительства, в цехах комбината сказывалась очень сильно. На втором участке РМЗ соорудили небольшой склад для кислородных баллонов, там стали держать так называемый НЗ, неприкосновенный запас, тот, что использовался только в тех случаях, когда грузчики приезжали с пустыми баллонами, и старались пополнять НЗ как можно быстрее.


Снабженцы комбината сбивались с ног в поисках кислорода, но проблема решалась с трудом, свободных кислородных мощностей в округе было явно недостаточно. В течение 1963 года кислород стали возить и с ОХМК, с ГРЭСа, с Медногорска, в общем возили отовсюду по немногу, с великими трудностями, набирая необходимое количество.


Потребность в кислороде росла из месяца в месяц.


Летом 1963 года руководством ГОКа было принято решение о строительстве своей кислородной станции и осенью того же года было начато сооружение типового помещения станции.


Кадры решают всё.

 

Помещение станции к лету 1964 года было, в общем, построено и начинался монтаж оборудования. Перед руководством ГОКа, в частности, перед главным механиком комбината Корнеевым Андреем Кирилловичем, встала проблема, для успешного проведения монтажных работ, а затем и пуска установки в работу нужен был грамотный специалист - кислородчик. Попытки найти специалиста на вокруг расположенных станциях к успеху не привели.


Всё лето 1964 года в центральной «Экономической газете», в каждом номере печаталось приглашение для специалиста кислородчика, ему гарантировалось получение квартиры, высокий заработок. К сентябрю стало очевидно, что и эта попытка, найти опытного руководителя станции, провалилась.


Как нередко бывает в жизни, решение этого кадрового вопроса пришло неожиданно и как оказалось впоследствии, весьма удачно.


В отделе главного механика трудился в то время, не так давно устроившийся на работу инженером по ПНР, выпускник ГФВОИТ, 23 летний тогда, Бакулин Вячеслав Иванович.


Молодой специалист, видя затруднения своего начальника, пригляделся немного к ситуации, познакомился поближе с работой станций в Орске, для чего несколько раз напрашивался на поездки туда и в декабре 1964 года предложил механику свои услуги в качестве начальника станции.


Корнеев А.К. по началу с нескрываемым недоверием отнёсся к молодому, не опытному добровольцу, однако, подумав, через пару недель, в начале января 1965 года,
оформил приказ по комбинату, которым и был назначен первый начальник станции БАКУЛИН ВЯЧЕСЛАВ ИВАНОВИЧ.


На голову молодого и неопытного начальника кислородной станции свалилось множество забот и хлопот. Необходимо было решать кадровый вопрос, принимать рабочих и обучать их этой довольно редкой и сложной профессии. Приходилось постоянно курировать работу строителей и монтажников, готовиться самому к предстоящему монтажу незнакомого оборудования. Большую помощь Вячеславу Ивановичу оказывали руководители РМЗ, в чьё ведение была передана строящаяся станция, в частности первый начальник РМЗ тогда.


С рабочими вопрос был решен уже к декабрю 1964 года. В тот год на открытом руднике, в карьере, внедрялось современное шарошечное бурение, и устаревшие бурильные станки ударно - канатного бурения списывались и резались в металлолом, освобождались рабочие и вот, как раз из их числа и начал формировать персонал станции.


В начале декабря 1964 года была сформирована группа будущих аппаратчиков и компрессорщиков:
Григоренко Иван Трофимович
Гайнуллин Геннадий
Симакин Николай Филиппович
Скиба Василий Иванович
Лозовой Николай Семёнович
Марченко Алексей
Ушаков Владимир Кузьмич
Старков Павел Михайлович
Наполнителей, 5 человек, учиться не посылали, среди них было четыре молодых девушки: Мокичева, Потапцева, Вединеева, Волкова.


Всего на станции собралось вместе с начальником, 20 человек персонала.
Из всех перечисленных рабочих в этом списке только Старков П.М. имел представление о сути и содержании профессии аппаратчика воздухоразделения, по этой причине он быстро выделился и охотно исполнял обязанности бригадира аппаратчиков, подменял отсутствующего начальника станции, остальные даже не представляли, что есть такая профессия. Тем не менее, они все добровольно согласились на перевод на кислородную станцию.


Бакулин В.И. в конце ноября побывал в Орске на заводе металлоконструкций (ОЗМК), где было намечено провести обучение персонала и договорился по времени начала обучения, о месте проживания, о программе и форме обучения и других вопросах связанных с обучением. 16 декабря, в воскресенье, вся группа курсантов с назначенным из их числа старшим-Григоренко Иваном Трофимовичем, была отправлена на ОЗМК.


Определили всех в заводское общежитие, выделив им 2 комнаты. Теорию кислородного производства, а так же устройство компрессора, блока разделения преподавал начальник кислородной станции ОЗМК Васильев Г.К., пожилой, грамотный специалист - кислородчик. Для получения практических навыков всю группу распределили по сменам, и курсанты стали ходить, как на работу вместе с оперативным персоналом станции, помогали им менять баллоны на рампе, смотрели, как ведут процесс опытные аппаратчики, задавали вопросы, вникали во все тонкости и хитрости необычной, интеллектуальной профессии.


По выходным выезжали домой в Гай, и так в течение 6 месяцев. В мае 1965 года, когда программа обучения была закончена, руководство ГОКа и ОЗМК собрали небольшую экзаменационную комиссию для проверки полученных навыков и знаний. Все семеро сдали экзамены успешно, получили новенькие удостоверения аппаратчиков, горячо поблагодарили за науку своих инструкторов и учителей, и 16 мая вернулись в Гай.


В это время на станции заканчивался монтаж КГН 30. Часть людей оставили на станции в помощь монтажникам, а остальных отправили в РМЗ, где они до пуска установки слесарили - ремонтировали горное оборудование, выполняли самую разную работу. Кислородную установку КГН-30 по тем временам можно было считать установкой современной, компактной, производительностью, явно превышавшей тогдашнюю потребность комбината в кислороде, на ней можно был производить за сутки до 100 баллонов первосортного кислорода.

 

Предпусковые хлопоты.


В мае появились на станции первый кладовщик Щербинина Вера Сергеевна и первый лаборант станции Портнова Аграфена. В первых числах июня монтаж был полностью закончен. Бакулин В.И. вместе с техруком РМЗ назначили первый запуск установки на 18 сентября. Перед первым запуском, согласно заводской инструкции, разделительную колонну необходимо был обезжирить.
Для обезжиривания Щербинина B.C. получила в техснабе 150 кг. чистейшего спирта-ректификата. 14 сентября приступили к обезжириванию, при постоянном присутствии кого либо из ИТР РМЗ.

 

Долго, часа три заправляли колонну узнаваемой по характерному запаху жидкостью, немного пролили на пол, запах тяжёлый, насыщенный, наполнил всё помещение, выбиваясь из здания, по ветру уходил дальше, привлекая внимание и заставляя принюхиваться проходящих мимо мужиков.
Тех, кто находился на станции, и собственно занимались процедурой обезжиривания, часа через четыре начало покачивать, как будто заливали спирт не в блок разделения, а в их желудки.


Бакулин и сам испытывавший точно такие же ощущения опьянения, не на шутку перепугался, заставил пооткрывать все двери на станции, что бы хоть как-то уменьшить концентрацию паров в помещении. Когда пролитые невзначай на пол лужи спирта испарились, атмосфера на станции понемногу пришла в норму, «гулянка» кончилась.


Сутки держали спирт в колонне, а затем, тщательно слили спирт обратно в емкости, спрятали под замок и приступили к продувке колонны. Три дня понадобилось, чтобы окончательно проветрить колонну, устранить дурманящий запах продувочного воздуха, к утру 18 сентября установка была полностью подготовлена к пуску.

 

Кислород потёк.


Всех рабочих вернули на станцию, распределили по сменам, по 3 человека. В каждой смене был компрессорщик, аппаратчик и наполнитель. График был установлен восьмичасовой. Кладовщик и лаборант в смену не ходили и работали только в день.


Запуск начали сами, без приглашения каких-либо специалистов - наладчиков. Бакулин В.И. пока рабочие учились в Орске, время зря не терял, курируя монтаж, он перечитал гору спец. литературы, изучил Глизманенко от корки до корки, неоднократно посещал станции в Орске, и к проведению первого запуска был не плохо подготовлен.


18 сентября 1965 года, как и было заранее запланировано, запустили установку на выработку кислорода. Примерно через 9 часов набрали уровни жидкости в кубе, а затем и в конденсаторе, и хотя все, кто занимался первым запуском, волновались и нервничали, ничего непредвиденного не произошло, всё шло своим чередом.


В 10 часов вечера слили первый, парящий, холодный кислород в большую фарфоровую кружку. Василий Скиба достал откуда то банку с заранее приготовленным большим, фиолетово-чёрным жуком, и осторожно сбросил рвущегося на свободу жука в кипящий кислород. Мгновенно превратившийся в ледышку жук потерял свой чёрный наряд, весь побелел, и потрескался от распиравших его замёрзших внутренностей. Все, кто были в этот час на станции и наблюдали за Скибой, переглянулись без слов, было видно, что почти все сострадали несчастному жуку, принявшему столь холодную ванну.


А потом запускали кислородный насос, запустив и убедившись, что насос заработал, бросились на рампу, смотрели, как дрогнула стрелка манометра на рампе, возвестив, что новорожденный газ пошёл в баллоны.


В 12 часов ночи, уже 19 сентября 1965 года, сняли с рампы первую историческую пятёрку баллонов своего, комбинатовского кислорода.


Напряжение, державшееся все последние дни, схлынуло, Вячеслав Бакулин, улыбался, довольный состоявшимся дебютом, негромко высказал следующее: - «Да событие знаменательное, не отметить нельзя!» А на другой день, вечером, собрался на станции весь коллектив и Вячеслав Иванович выставил в алюминиевом бидончике, свободным от смены десятерым мужикам два литра «промывочного» спирта, предусмотрительно оставленного для этого случая.


Дружно уселись на лужайке с увядающей травой за станцией, выложили приготовленную заранее нехитрую закуску, и долго не растягивая удовольствие, прикончили содержимое сосуда, с тостами за успех начатого дела и за здоровье. Просили ещё, но Бакулин был твёрд и неумолим! Проработав несколько смен, остановились для устранения выявленных недоработок.

 

Ах, этот сальник.


Как обычно бывает на новом производстве, где имеется сложный технологический цикл, и в этом цикле задействованы самые различные механизмы, после первого запуска всплывают проблемы, с которыми борются ИТР этого участка и подчинённые им рабочие. Не обошлось без проблем и на кислородной станции.


Самым, пожалуй, сложным, не поддающимся никакой рационализации, оказался кислородный насос, входящий в комплект КГН 30, вернее сальниковый узел и плунжерная пара этого насоса. Если не вдаваться в технические подробности и не забивать голову читателю, далёкому от криогенных технологий, можно сравнить мытарства персонала с насосом, с каторгой Сизифа, обречённого до конца своих дней таскать тяжёлые камни на гору.


Каждую неделю асбестографитовые кольца сальника разбивало в дребезги, мусор с сальника попадал в клапаны насоса, уходил в трубки, забивая их. Проклиная конструкторов этого насоса, аппаратчики меняли сальники, чистили трубки, восстанавливали работоспособность насоса в течение всех последующих лет эксплуатации КГН. Как вспоминал Ушаков B.К., операцию по замене сальника и плунжерной пары выучили все, и могли её делать с закрытыми глазами.
Другой, не менее серьёзно проблемой, была подготовка, очистка воздуха. На КГН 30 не было цеалитных адсорберов, как на современных установках и воздух очищался барботажем через щелочной раствор, подготовка раствора щёлочи являлась особо опасной работой. Приходилось аппаратчикам колоть каустик вручную, засыпать его в бак с водой до определённой плотности раствора. Бывали случаи и обжигались каустиком, но серьёзных несчастий, слава Богу, не было. Вся эта грязная, опасная работа мало кому нравилась, но уйти от неё было невозможно, так как другого было просто не дано!


К 1966 году коллектив станции во главе с Бакулиным В.И., окончательно освоили работу на установке КГН, кислород потёк полной рекой. И вот тогда появилась ещё одна, достаточно сложная проблема: кислорода могли выпускать больше, чем его требовалось строящемуся ГОКу, строителям и растущему городу.


Как вспоминал Бакулин В.И., каждую ночную смену останавливали установку по причине отсутствия пустых баллонов. Начальник станции начал осаждать руководство РМЗ с требованиями найти потребителей кислорода и весной 1966 года он же и был отправлен в командировку на поиски потребителей.


Проехал Вячеслав Иванович все совхозы в округе, побывал в Башкирии и везде уговаривал и зазывал на дешевый кислород и надёжное обслуживание. Побывал Бакулин и у военных лётчиков в Орске, которые с радостью откликнулись на предложение, и стали брать в Гае по 10 баллонов в неделю. Постепенно переориентировались на Гайский кислород близ лежащие совхозы, стали ездить за кислородом и из Башкирии.


К концу года проблема не загруженной мощности станции была частично снята.

 

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ .. 

(Выйдет 23.12.2017 в 13:00)

 

Как крепчал кислород ч.1Как крепчал кислород ч.1Как крепчал кислород ч.1Как крепчал кислород ч.1Как крепчал кислород ч.1

Комментарии

  • сергей черняков • 18-12-2017, 16:22
    А еще напротив кислородки РМЗ картошку сажало.Полол в детстве, На экскурсии жидкий кислород показывали.
  • владимир олеандров • 18-12-2017, 15:53
    Интересно и познавательно!Автору респект!!! Ждём продолжения.
  • gaichka8035 • 18-12-2017, 11:24
    Очень интересный рассказ, познавательный, спасибо огромное автору! Я вот даже и не знала, что д.Слава Бакулин работал на кислородной станции. И вообще, историю неплохо знать, а здесь все достаточно подробно изложено.
Островок любви разрушили вандалы
Островок любви разрушили вандалы. Скорее всего перила не выдержали вес перевесившегося посетителя.
Renault - в хлам, а сами живы-здоровы
В приемный покой новотройчанку доставили сотрудники оГИБДД на консультацию к врачу. 
«Золотая молодежь Оренбуржья»: Арсений Пилипенко
Подведены итоги конкурса «Золотая молодежь Оренбуржья», который проводился в шести номинациях: молодые ученые и инноваторы, молодые лидеры, лучшие в профессии, творческая молодежь, молодые спортсмены, поступок года.
Ребенок едва не погиб под колесами авто
Этот случай произошел во дворе проспекта Победы. Автомобиль въезжал на парковку задним ходом, в этот момент юный велосепидист, пытаясь ехать прямо, столкнулся с авто и упал. Этот опасный случай едва не закончился трагически. Пострадал лишь велосипед.
Аптеку на Декабристов,11 закрыли
Аптеку на ул. Декабристов,11 закрыли. Она известна в городе, как аптека, которая изготавливала лекарства для больных стационара. Производилсь растворы для внутреннего введения, а также препараты наружного применения.
Арбузы и дыни для расстройства желудка
На Орском шоссе вновь началась продажа "химических" арбузов и дынь.
На коляске на почту не попадешь, пандуса нет
Гайской межрайонной прокуратурой проведена проверка исполнения законодательства о защите прав инвалидов.
В магазине
У нас вы найдёте всё необходимое для школьников и студентов.
Внимание! Супер-акции в салоне
Широкий ассортимент представлен в Городской оптике г.Гая, которая находится на ул.Ленина, 29.
На новом постаменте с ПДМ отвалилась буква
На новом постаменте, открытым в 2018 году, уже отвалилась часть буквы "Ы". Пока непонятно, было ли произошедшее актом вандализма или естественным процессом. Остается лишь догадываться, почему заднее колесо ПДМ мокрое.
Купила залоговый автомобиль. Неправомерно!
Гайским городским судом рассмотрено гражданское дело по иску ПАО «Сбербанк» к Игнатьевой П.А. об обращении взыскания на автомобиль, находящийся в залоге у Банка.
Мэр Оренбурга задержан за взятку в 600 000 р.
Следственный комитет возбудил уголовное дело по факту получения взятки мэром города Оренбурга - Евгения Арапова.
Медовый Спас в Гае. Ярмарку прервал дождь
Каждый кто пробовал мономед на ярмарке, заходился в кашле: "Вот это мед, вот это сила, горло продирает, вышибает слезу". Желающих приобрести мед из разных уголков Оренбургской области сегодня на ярмарке в праздник Медового Спаса было много. Приобретали в трехлитровых банках, в таре - поменьше и каждому разрешалось пробовать мед, чтобы оценить вкус и подобрать для себя лично на зиму.
В Ишкининском клубе выгорело 20 кв. метров
Добротное здание в д. Ишкинино построено в 1986 году. Во времена перестройки оно оказалось заброшенным. Так и стоит на въезде в деревню двухэтажное, никому не нужное здание.
Телефон редакции
8-922-626-05-00
Яндекс.Метрика